Страхование

Возможна оплата
на сайте
кредитными картами:
Master Card



Красавец восточный венценосный журавль размещен на флаге Уганды. Кедр – символ Ливана. Орел парит на флаге Казахстана, а также поселился на флагах Албании, Германии, Египта, Мексики, Черногории и других стран. Вообще растительно-животная символика – очень любопытный предмет для исследователей идентичности. Почему и откуда взялись эти символы? Почему некоторые стали официальными, а другие оказались вне правового регулирования?

В 1782 г. Конгресс США постановил, что белоголовому орлану быть символом США. Решение было проработано и принято осознанно. Символика конструировалась рационально. И вот уже почти два с половиной века американский орел держит в лапах пучок стрел и оливковую ветвь. Смысл очевиден: могущество, готовность к войне и мир одновременно, римская имперскость и обращенность и к новой земле, и к традициям, которые эмигранты вынесли из Европы. Здесь же, конечно, свобода и независимость. Секретарь Континентального конгресса Чарльз Томпсон с задачей придумать символику печати Конгресса справился на «отлично». Есть и легенды. Одна из них гласит, что во время очередного сражения за независимость орланы с криками кружили над полем битвы. И один из бойцов сказал: «Они призывают к свободе!».

Если с орлами, также как со львами и медведями, все более или менее понятно, ибо они воинственны, царственны, сильны и прочее, и прочее, то откуда взялся петух в качестве символа Франции? Нет, конечно, тут и благородство, и храбрость, и сила, и прочие петушиные качества. И все же с орлом или львом сравнивать едва ли можно. Наиболее очевидная версия – случайное созвучие (gallus) с наименованием племен – галлов. От этой «случайности» неоднократно пытались избавиться, но не вышло. А потом петух закрепился в массовом сознании и вообще стал символом, противостоящим королевским лилиям. Фактически символом республики.

Чуть позже Наполеон тоже пытался искоренить петушиную символику и внедрить имперского орла, но получилось лишь на время. И вот уже после революции 1830 г. петух возвращается на знамена и мундиры решением последнего короля Франции, короля-гражданина и короля-груши (худым он не был!) Луи Филиппа I. При этом, сами французы, иронизируя над своим символом, вполне могут пошутить, что только они способны, как и петух, стоя в навозе, принимать угрожающий вид и петь боевые гимны. И приводят в пример огромное количество революций, которых хватило бы на десяток более спокойных стран.

И тут важно заметить, что разные растительно-животные маркеры идентичности по-разному воспринимаются в разных странах. Например, для россиян с французским петухом часто возникает символическое непонимание, но зато для всего мира абсолютно очевидно, почему кенгуру и страус эму являются символами Австралии. Просто они уникальны. Но ровно также мы бы не удивились, увидев в числе австралийских символов коалу, вомбата, ехидну или утконоса, ибо они не менее необычны и характерны только для этого континента. Австралийцам этого всеобщего мирового понимания мало. Для них важна легенда, ровно также как для американцев с их орланом или французов с петухом. И вот оказывается, что есть один фактор, по которому кенгуру и эму выделяются из длинного ряда континентальных уникальностей. Они не способны двигаться назад. Только вперед. По кенгуру это точно, ибо мешает хвост, по эму есть сомнения. Но легенда есть легенда. Итак, Австралия вместе с ее символами – кенгуру и эму – должна и может двигаться только вперед, только к прогрессу и процветанию.

Русский бурый медведь – символ для мира понятный издавна, но чрезвычайно многозначный. Для кого-то он агрессивный, сильный, злобный, жестокий и тупой. Для других – ленивый, неуклюжий, но все же сильный, смелый, добродушный. И опять возникают легенды, мифы, сказки. И их трансляция. В негативном или позитивном контексте в зависимости от интересов и целей.

Но вот продвижение большой панды как символа Китая, а точнее продвижение Китая через символические ряды, связанные с пандой, исключительно позитивны. Панда воспринимается как дружелюбность, ум, уникальная красота. Этакая абсолютная милота, хотя, заметим, когда-то панд в Китае пытались тренировать в качестве бойцовых животных наряду с тиграми, слонами и прочими животными больших размеров. Ничего не вышло, панды оказались слишком добрыми и ленивыми.

И при этом панда - символ не только Китая, но и Всемирного фонда дикой природы (WWF). И это подчеркивает позитивный символический ряд: уникальность, хрупкость, всемирное значение. В самом Китае к этому ряду добавляется и масса иных, в том числе философских коннотаций. Ленивость большой панды, ее сонливость и неподвижность сродни принципу созерцательной пассивности (У-вэй), принципу недеяния у Лао-цзы и даосов. Приверженность панды к простой бамбуковой диете трактуется как скромность, отрицание излишеств, аскетизм. Стремление панд к уединению связывается с философским отшельничеством, независимостью. Контрастная расцветка это, конечно, Инь и Янь. Спокойствие, отзывчивость и миролюбие панды – символ внешней политики Китая.

Более того, использование уникальных панд в качестве подарков различным странам в 50-80-е гг. прошлого века стало практикой для нормализации и укрепления отношений Китая с различными странами и получило название «пандовой дипломатии». Самыми известными подарками в то время стали панды Лин-Лин и Син-Син (Hsing-Hsing, Ling-Ling), которых в 1972 году подарил Чжоу Эньлай Ричарду и Пэт Никсон во время их визита в Пекин. Панды тогда стали буквально американскими героями. 
В 80-е гг. даром отдавать панд странам «дальнего зарубежья» перестали. Отныне только в аренду, за большие деньги и на определенный срок. Причем со штрафными санкциями за смерть панды, и с обязательством всех родившихся в неволе детенышей отдавать обратно в Китай. И вот, «пандовая дипломатия», которая, казалась бы, должна была исчезнуть, модифицировалась, ибо символический потенциал и символическую политику никто не отменял.

Лишь две истории, хотя их много больше. Более того, пандовая демократия является предметом серьезных исследований.

Итак, история первая. Китай в 2006 г. дарит (именно дарит, а не сдает в аренду!) Тайваню двух панд. Скандал, ибо подарок, а не лизинг, продажа или аренда, символически подчеркивает, что Тайвань – исконная территория КНР. Более того, имена панд Туань Туань и Юань Юань. И эти имена при их слиянии обозначают «объединение». Чэнь Шуйбянь, президент Китайской Республики, в шоке. Панды называются «пятой колонной» и «троянскими пандами». Но впоследствии подарок все же был принят.

Сюжет второй. За Тайвань попыталась отомстить Япония. Летом 2012 года в зоопарке Токио родился малыш большой панды. Япония ликовала. Событие всеяпонского масштаба. Это впервые более, чем за 20 лет! И вот тогдашний губернатор Токио писатель, антиамериканист, крайне правый политик Синтаро Исихара предлагает назвать детеныша либо Сен Сен, либо Каку Каку. И что такого? Дело в том, что оба этих имени есть части наименования архипелага Сенкаку, который является спорной территорией. И спорят за нее именно Япония и Китай. Международный скандал из-за имени детеныша панды! Увы, маленькая панда умерла через несколько дней от воспаления легких, но в историю дипломатии и символической политики вошла.

Слон в Таиланде, конь в Монголии, панда в Китае. Это абсолютно понятная для всех символика.

А вот почему на гербе Андорры коровы? Здесь уже не случайность, не рациональный выбор, а правила геральдики. Дело в том, что Андоррой одновременно правят президент Франции и епископ Уржеля (Urgell), что в Каталонии. Соответственно герб Андорры поделен на четыре части между красными столбами французского дома Фуа, опять-таки красными столбами, символизирующими Каталонию, епископским посохом с митрой и коровами Южной Франции. Только и всего.

И наконец, о Гибралтаре, символом которого являются макаки-маготы. Почему вдруг? Во-первых, на Гибралтаре единственная в Европе колония обезьян, обитающих в природных условиях. Попытка поселить их в континентальной Испании успехом не увенчалась. Не прижились.

Во-вторых, магот – варварийская обезьяна – символ исторический. Появились они на Гибралтаре более тысячи лет тому назад и были приручены. Завезли маготов из Северной Африки (Алжир, Марокко) мавры. С тех пор Гибралтар несколько раз менял «хозяев», а макаки утратили свою роль домашних животных. Но до сих пор их называют полудикими.

В-третьих, были времена, когда макаки-маготы находились на грани исчезновения. И вот тогда заботу о них взяли британские военные. Вплоть до кормления и лечения в Королевской больнице. Во время Второй мировой, когда численность макак сократилась буквально до десятка, заботиться о них назначен был "целый" офицер. Теперь все стабилизировалось, маготов уже несколько сотен, они все пронумерованы с помощью татуировок. У многих чипы. Проходят ежегодную перепись, спокойно заходят на городскую территорию, контактируют с туристами. Конечно, появилась и легенда, суть которой в двух афоризмах: «Гибралтар будет английским, пока жива хоть одна макака-магот» и «Мы будем защищать обезьян до последнего англичанина».

Чем отличается этот символ от многих других? От гордых орлов, могучих львов, дипломатичных и красивых панд, агрессивных волков, бесстрашных и могучих медведей, полезных коров и бобров, гордых, смелых и безрассудных петухов? Откуда макаки? Символ этот возник из слабости и беззащитности, с одной стороны, и человечности, с другой. Маготов нужно было защитить.

Вообще, хоть иногда, но стоит просто защищать обезьян.Фото Константина Киселева.

Автор текста Конcтантин Киселев.

Туры в большинство этих стран можно выбрать и купить на нашем сайте онлайн.

ООО "Уполномоченное Туристические Агентство"
г.Екатеринбург, пр.Ленина 50/Л, оф.101

Номер в Государственном реестре турагентств: 5084
ИНН/КПП 6672294909/667201001
ОГРН 1096672007772
Тел.: (343)3506-703
Факс:(343)3506-703
E-mail:
Skype: Add me to Skype

Отзывы o наc на E COMMENT.RU